Голоса-S [0]

Голос 2 . Представьте себе, что вы собрались писать книгу «Как писать сценарий». Скорее всего, вам придётся начать с вопроса о том, зачем сценарий вообще нужен. Есть же интересные фильмы, созданные практически без сценария? Есть. Так зачем же?
Сценарий нужен там, где почему-либо не нужны неожиданности - где производимые эффекты, впечатления должны быть предсказуемыми - где правит штамп (знак, знакомое). Ну а каким должно быть руководство по применению штампов? «Юзабельным» прежде всего. Ничего страшного в этом нет, просто практичность в творчестве всегда отдаёт обывательщиной, пошлостью.
Разумеется, вы в своей книге смогли бы подчеркнуть, что высший класс использования штампов в театре и кино - это когда в зрительском восприятии возникает вечнозелёный эффект захватывающего сближения с воспринимаемым, разрушающий перспективное, критическое видение происходящего на сцене или экране (от этого бывает катарсис и ощущение встречи с Настоящим Искусством). Однако вряд ли соответствующий раздел стал бы основным в УЧЕБНОМ ПОСОБИИ.

Естественно, всё, что учит, всегда так или иначе апеллирует к прошлому, к достижениям предшественников. Для подготовки Тарковского нужен Довженко, а для подготовки Довженко нужен Гриффит.
Один показал, что нечто на киноэкране выглядит интересно, увлекательно, потрясающе, завораживающе, - другой это усвоил, развил и дополнил. Так формируется арсенал ударных средств кинематографической выразительности, которые, будучи грамотно расставлены по всей длине киноленты, как мощные магниты, гонят магнитоплан нашего восприятия к финальному пункту назначения.
Во всём этом много от музыки, сценарий фильма - та же партитура, и он также должен быть точным и понятным. Однако хорошим обычно называют не тот сценарий, который только технологичен, а тот, который точно и понятно описывает (предвосхищает) хороший фильм. То есть научить писать качественные сценарии - значит, по большому счёту, научить снимать хорошее кино в воображении, научить грамотно и свободно (творчески) использовать постановочные средства из арсенала мастеров режиссуры.
Почему же все книжки и пособия по кинодраматургии так пошлы? Полагаю, ответ достаточно прост. Многим дано учить использованию средств художественной выразительности, но кто научит испытывать те высшие человеческие потребности, которые создают большого художника и глубоко индивидуальные цели его творчества? Сам дискурс для этого возможен разве что в сфере философии - никак не в книгах, обучающих ремеслу. Выходит, что у их авторов имеется весьма ограниченный выбор вариантов закругления темы («для чего это»). Мировой киноязык очень богат, однако в «киноразговорниках» по естественным причинам всего несколько глав, главная из которых - «Разговор с работодателем» (условно говоря).

ПРОДОЛЖЕНИЕ