© Квик
© Б. А.

Двести два архитектора в Хельсинки
тёмной ночью спускались по лесенке
и, неся в себе водку,
во всю пьяную глотку
распевали хитовые песенки.


ДО (этого)ПОСЛЕ (этого)


✦ Двое. Рассматривают некую экспозицию.
― Вижу, вам нравится. Замечательное трюмо из гарнитура «Хлеба капитализма», в 1925 году получившего Большую золотую медаль квикнемской Всемирной выставки антинародной мебели. На полке ― старинной работы местных стеклодувов бутылка портвейна «Три топора», которой был насмерть отравлен последний диктатор Квикнема Алехандро Влейврот. А рядом, на подставке, ― платиновая копия памятной родиевой медали, выпущенной к двадцать пятой годовщине роспуска последнего и самого крупного квикнемского профсоюза ― Профсоюза пьяниц и матерщинников. Оригинал хранится в Клубе ответственных предпринимателей, членом которого, к слову, являюсь и я.
― ...Монструозно! Медаль «К двухмиллионолетию Великого Прорыва» тоже ваши выпустили?
― В память о первых эректусах? Нет, тут антропологи университетские показали себя. Молодцы! Я аплодировал, когда узнал.
― А это что за ворота?
― Это каминный портал крупнопупырчатого антикукольного литья, украшавший тот самый очаг, в котором Карабаэс-Барабаэс сжёг всех своих недоброжелателей.
― Всех буратинос?
― Ну, сам Буратино к тому моменту успешно «скарабасился»: был уже довольно авторитетным импресарио и поставлял куколок в магазин интерьерных кукол...
― В Трёхпескарном?
― Точно.
― ...А это что?
― Это бо, японский боевой посох. Бо, или кон. Дуб. Чёрный, красный и золотой лак.





© Квик


© Б. А.








    Сфортифай 202


    --------------------------------------------▼

    
    1.

    --------------------------------------------------------------------------------------------------

    
    2.

    --------------------------------------------------------------------------------------------------

    
    3.

    --------------------------------------------------------------------------------------------------



    1 2